Эдельштейн Георгий
Протоиерей Георгий Эдельштейн

В журнале "Посев" № 2 (февраль 2013) напечатана статья Елены Смородины "Обновленческий
Златоуст А. И. Введенский". Ссылка на PDF-версию этого номера: http://nts-rs.ru/1302.pdf
Меня попросили написать отзыв или рецензию.
Вряд ли это можно назвать рецензией, но мне важнее просто выразить своё отношение к обновленчеству и к Совдепии в целом.

ЧТО ТАКОЕ ХОРОШО И ЧТО ТАКОЕ ПЛОХО
(или Кто такой Александр Введенский)

В мире не было и нет абсолютного злодея, человека, в сердце, в душе, в голове которого нет ничего хорошего. Фантасты утверждают, что бурный научный прогресс позволит учёным в недалёком будущем сотворить такое существо в пробирке. Правда, где Господь Бог отыщет для него подходящую душу, пока не решено.
Абсолютного праведника, думаю, не удастся вырастить никому, нигде и никогда («нет человека, иже жив будет и не согрешит»).
От Бога потенция, от человека реализация, каждый из нас несёт ответственность за использование потенции во благо или во зло. И тут же перед нами возникает вопрос: что такое благо и что такое зло?
Нам дана однозначная заповедь: «Не убий!» Но однозначна ли она? Вспомним «Три разговора» Владимира Соловьёва. В равной ли мере согрешили убийцы Каин, Моисей, Самсон, царь Давид?
Убить «бесполезную» старуху-процентщицу, зарезать кровожадного злодея Марата, застрелить палача Урицкого, участвовать в покушении на Ленина или Гитлера – что дозволено?
Священное Писание рисует всех людей, окружавших Сына Человеческого, далеко не античными героями. В Библии, пожалуй, вообще нет герое, там есть только люди. Герои появятся значительно позже, когда будут написаны жития святых. Но новомученики и исповедники ХХ века – опять не герои, а лишь простые люди. Как, впрочем, и палачи, доносчики, предатели, которые жили и живут рядом с ними и с нами.
В агиографии нового и новейшего времени нам без малого сто лет беспрерывно внушали, что хорошо и морально то, что полезно в данный исторический момент нашему родному большевистскому государству. Ещё в детском саду мне читали книги и показывали фильмы о создателях и руководителях Совдепии. «Там Блюхер и Буденный встречают батальоны», - распевали мы хором. А через два дня выяснилось, что Блюхер – японский шпион, агент мирового империализма. И П.Постышев – шпион, и И.Якир – наймит буржуазии.
За разрешением недоуменных проблем я обратился к соседям дяде Пете и тёте Фране. Они разъяснили, что П.Постышев не шпион, но убийца: он организовал Голодомор и убил на Украине миллион человек, а может и больше. Бог его справедливо наказал. И.Якира тоже.
В 1980 году я поступил в Московскую духовную семинарию. Опять на меня лавиной обрушилась ложь, коммунистическая агитация и пропаганда. В лекциях, в конспектах, в книгах была правда. Частичная правда, дозированная правда. Тенденциозная правда, односторонняя правда. Агитпроповская интерпретация правды.
Ни Й.Геббельс, ни А.Жданов не лгали в прямом смысле слова. Они подавали именно тенденциозную правду. Одни дикторы цитировали источники и документы, подтверждающие доклады Геббельса и опровергающие Жданова, другие опровергали Геббельса и свидетельствовали, что Жданов, безусловно, прав.
В каждом поколении есть миллионы людей, жаждущих сладкого обмана, ненавидящих горькую правду. В XIX веке люди очень сомневались, что Александр Пушкин писал лучше Фаддея Булгарина, в XXI веке их правнуки обливаются слезами над зловредными вымыслами архимандрита Тихона (Шевкунова) и не желают даже в руки брать книги архиепископа Василия (Кривошеина).
Моя аксиология основана на постулате, что Совдепию и Третий Рейх строил на земле сатана, а мы все были в цехах его строительного комбината сотрудниками. Думается, прежде чем писать что-либо о любом известном политике, артисте, священнослужителе, следует оценить его личный вклад в дьявольское национал-социалистическое или коммунистическое государство. Чем ревностнее и добросовестнее трудился, чем больше сотворил, тем ниже оценка. Кое-кого из элиты, из ближайшего окружения того строителя повесили в Нюрнберге в 1946 году, но далеко-далеко не всех.
Посему мне совершенно безразличны жаркие, «принципиальные» споры о личности И.Сталина, Ф.Дзержинского, Н.Бухарина, Л.Троцкого, митрополита Сергия (Страгородского), «митрополита» Александра Введенского. Наши советские люди, кажется, не спорят о личностях Г.Гиммлера, А.Розенберга, К-А.Кальтенбруннера ни на центральном телевидении, ни в газетах, ни на коммунальных кухнях. Я отвергаю не какие-то колёсики и винтики, не болтики и гаечки, а всю структуру, весь механизм.
Я отказываюсь восхищаться героизмом и мастерством гитлеровского аса, разбомбившего в сентябре 1939 г. колонну войска польского, сбившего дюжину британских самолётов летом 1940, потопившего американский конвой осенью 1943. Почему я должен восхищаться «подвигами» тех, кто сбивал американские самолёты над Северной Кореей в 1950-53 гг.?
По мне генералы бронетанковых войск Гудериан и Манштейн, генералы войск СС и генералы агитпропа творили одно общее дело. Естественно, я не намерен сажать кого-либо на скамью трибунала: на всех преступников в самом большом зале всё равно места не хватит, да и не поповское это дело сажать. Если фельдмаршалов Кeйтеля и Йоделя повесили, что делать с генералами, полковниками, майорами. капитанами? На каком уровне заканчивается уголовная ответственность? Не знаю. И никто не знает. Но я убеждён. что нравственная ответственность каждого из них и каждого из нас не заканчивается нигде и никогда, на какой бы ступеньке общественной и политической лестницы они и мы ни стояли.
Учителя, библиотекари, писатели, священнослужители, профессиональные спортсмены, артисты, вертухаи, художники, дикторы – все были генералами, офицерами, солдатами всесоюзной армии коммунистической агитации и пропаганды. Каждый день каждый из нас шёл в бой за Родину! за Сталина! творил суще дьявольское дело.
Не надо валить всю ответственность на И.Сталина, Н.Ежова, А.Жданова, В.Куроедова. Без нас, рядовых подлецов и мерзавцев, они никого бы не убили, не ошельмовали, не отправили на Колыму, не посеяли бы смуту и разруху в сердцах, душах и головах миллионов, не разрушили бы тысячи храмов, не испоганили бы города, реки, леса, поля, озёра.
Во время гражданской войны, во время последующих десятилетий «коммунистического строительства» спрятаться было негде, каждый человек жил и умирал ради блага России и её народа или ради уничтожения России и возведения на её территории Совдепии. Генерал П.Врангель, генерал А.Кутепов были и остаются героями России. Те, кто выследил Кутепова, предал, схватил и убил – герои Совдепии. Они лишь по недоразумению именуются русскими людьми, они – коммуняки, граждане III-го Интернационала. П.Врангель и В.Ленини, А.Колчак и Л.Троцкий, о.С.Булгаков и о.В.Красницкий – не сограждане, они пребывают на разных уровнях бытия.
И.А.Бунин – русский писатель, М.А.Шолохов – советский. Патриарх Тихон, митрополит Кирилл (Смирнов), священник Анатолий Жураковский, мирянин Борис Талантов служили России и умерли за Россию, за Православную Российскую Церковь.
Митрополит Сергий (Страгородский), «митрополит» Александр Введенский, митрополит Николай (Ярушевич), священник Гавриил Костельник служили Совдепии, а кто-то из них даже умер за неё.
Исходя из принятого мною постулата, я оцениваю жизнь и деятельность М.Шолохова, Г.Улановой, В.Качалова, Е.Ярославского, «протопресвитера всея Руси» Владимира Красницкого, любых спортсменов, в честь побед которых где-то звучал Гимн Советского Союза, оценкой «двойка с минусом». Разумеется, если они не покаялись в своём служении дьявольскому режиму, не отреклись от него, не дунули и не плюнули на него.
Благие намерения, равно как и форма носа, цвет глаз, длина ноги от бедра до кончика пальцев и личная порядочность в быту каждого из них меня не интересует. Как не интересует, были ли А.Гитлер вегетарианцем, изменял ли он Еве Браун. Достаточно того, что он – А.Гитлер.
В подобной оценке Совдепии, Третьего Рейха, их создателей, строителей и героев я отнюдь не оригинален. В меру сил и способностей я попытался усвоить аксиомы миросозерцания и правосознания И.А. Ильина. Он строжайше разграничивал национальные интересы России и Совдепии, неустанно учил всех нас ни в коем случае не смешивать эти два разных государства. Мне не довелось прочитать у И.А. Ильина ни одного доброго слова о красных попах или об «алексеевской» церкви. Просто потому, что он считал РПЦ МП интегральной частью лживой Совдепии. А по какому ведомству служит тот или иной советский человек, какая форма одежды ему присвоена, какими орденами и званиями он награждён, где он пляшет и где поёт, в какой газете или в каком журнале будет напечатано сообщение о его смерти Ивана Александровича не интересовало:
«И одежда не гарантирует ничего. Разве иеро-чекисты, прилетавшие в Париж и соблазнившие митрополита Евлогия и митрополита Серафима (Лукьянова) – были не в рясах? Разве Скоблин не имел права на форму белого генерала? Разве шулер не выдаёт себя слишком безукоризненным фраком и белоснежной рубашкой с бриллиантовыми запонками?»
Александр Иванович Введенский был точно таким же иеро-чекистом в рясе, как те, что прилетали в 1945 г. в Париж. Быть может, чуть-чуть омерзительнее других, ибо сам, по доброй воле одним из первых бодро побежал наниматься в лакеи к новой власти «рабочих и крестьян». Он не постыдился уже в самом начале двадцатых годов воспеть осанну творцам сатанинского дела, тем, кто насиловал, грабил, убивал Россию. В те годы А.Введенскому было дозволено «советской властью» написать и опубликовать несколько книг (митрополиту Сергию (Страгородскому) и митрополиту Николаю (Ярушевичу) такая милость будет оказана только через долгих двадцать лет). Две из его книг стоят у меня на полке. Вот «Церковь и государство. (Очер взаимоотношений церкви и государства в России 1918-1922) » М., 1923.
Нет нужды прочитывать все 253 страницы, достаточно первых полутора («Введение»), чтобы понять: обыкновенный «Спутник атеиста» или «Блокнот агитатора». Не меняя ни одной буквы, можно целыми абзацами из одного опуса в другой или третий перепечатывать.
«Церковь была оплотом монархии. Когда монархия рухнула, церковь повисла в воздухе», - так начинается книга. Если кому-либо доступна подобная логика, покорнейше прошу объяснить: почему же оплот-то повис? Кто на ком стоял и держался?
«И быстро тонет в бездне церковной контрреволюции маленькая лодочка подлинной евангельской традиции», «Смертельная ненависть к большевикам и где-то на заднем плане любовь ко Христу», "Лучшие (но очень немногочисленные) силы церкви хотят поставить церковь не во враждебные, а в дружеские отношения с освобожденным народом. Но - сильна мрачная реакция церкви. Она притаилась. Но скоро подымает голову свою. По мере развития революции, все реакционные силы сплачиваются около церкви", "Члены собора рассказывают, что делается на местах. Чисто политически-обывательская сводка, не имеющая ничего общего с евангелием, во имя которого собор как будто бы собирался"…
Это, повторю, только первые полторы странички.
Небольшая иллюстрация к словам А.Введенского: «Рассказывают, что делается на местах. Чисто политически–обывательская сводка». Привожу этот, а не какой-то иной документ, просто потому, что он написан митрополитом Петроградским Вениамином, запретившим протоиерея Александра Введенского в священнослужении. «Зимний» храм в с. Карабаново Костромской епархии, где мы служим ежегодно семь месяцев, освящён во имя Петроградских новомучеников митрополита Вениамина, архимандрита Сергия, Юрия и Иоанна.
«Сегодня был у меня племянник Преосвященного Варсонофия. Он передавал такие подробности. Всё было спокойно. 1 сентября Владыка поехал в Горицкий монастырь. Когда он возвращался оттуда, на пути останавливают лошадей два красноармейца. Варсонофий? – грозно спрашивают. Да. Вы арестованы. Преосвященного довезли до монастыря. Приказали кучеру, это и был племянник, студент Казанского университета, с лошадью остаться, а сами взяли и повели в тюрьму. На другой день утром расстреляли его, горицкую игумению и ещё 4 гражданина за городом, на поле, и там же закопали. Чрез сутки дали разрешение выкопать его тело ночью от трёх до пяти часов утра; когда его почти уже откопали, явились красноармейцы, начали стрелять и приказали снова закопать яму. Паника в монастыре и Кириллове ужасная. Только через два дня отслужили первую панихиду. Народ плачет за панихидами. Для производства этого суда приезжали из Череповца» («Приспело время подвига…» Документы Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. о начале гонений на Церковь. М., ПСТГУ, 2012. С. 382).
Таких «обывательских сводок» - сотни. И в каждой – убийство священнослужителей без суда и следствия.
Заканчивается книга так же: доносом в соответствующую «контору», что «тихоновская» церковь есть штаб всех контрреволюционных сил.
«Тихоновщина вся сплошь строилась на ненависти к большевикам, она насквозь пронизана контр-революцией, более того – это просто контр-революция, прикрывшаяся церковными ризами и рясами» (С. 230)
«Для окончательной ликвидации этой тихоновщины В.Ц.У. весной 1923 г. созывает второй поместный Всероссийский Собор, который, наконец, уничтожит всю эту реакционную накипь, ничего общего с религией не имеющую, и установит нормальные взаимоотношения между церковью и государством». (С. 232)
Епископы-исповедники, подписавшие «Соловецкое послание», ответили не только Александру Введенскому (кстати, его имя упоминается в Послании), митрополиту Сергию (Страгородскому), но и всем прочим красным попам ХХ и ХХI века.
«Православная Церковь не может по примеру обновленцев засвидетельствовать, что религия в пределах СССР не подвергается никаким стеснениям и что нет другой страны, в которой она пользовалась бы столь полной свободой. Она не скажет вслух всего мира этой позорной лжи, которая может быть внушена только или лицемерием, или сервилизмом, или полным равнодушием к судьбам религии, заслуживающим безграничного осуждения в ее служителях. Напротив, со всей справедливостью она должна заявить, что не может признать справедливыми и приветствовать ни законов, ограничивающих ее в исполнении своих религиозных обязанностей, ни административных мероприятий, во много раз увеличивающих стесняющую тяжесть этих законов, ни покровительства, оказываемого в ущерб ей обновленческому расколу. Свое собственное отношение к государственной власти Церковь основывает на полном и последовательном проведении в жизнь принципа раздельности Церкви и государства. Она не стремится к ниспровержению существующего порядка и не принимает участия в деяниях, направленных к этой цели, она никогда не призывает к оружию и политической борьбе, она повинуется всем законам и распоряжениям гражданского характера, но она желает сохранить в полной мере свою духовную свободу и независимость, предоставленные ей Конституцией и не может стать слугой государства».
Моя полемика с краснопоповским обновленчеством началась довольно давно, лет 50 назад. В сентябре 1962 г. на приход к о.Александру Меню в Алабино приехал Анатолий Эммануилович Краснов-Левитин: он хотел отслужить панихиду о «приснопоминаемом митрополите Александре» (Введенском) в день его ангела. Отец Александр попросил меня помочь. Я ответил, что принесу кадило и буду петь только при условии, что о.Александр обещает заодно с «митрополитом» поминать на ектениях и «болярина Каина», «апостола Иуду». Стоявший рядом тогдашний друг о.Александра Меня священник Николай Эшлиман сказал, что Введенский такой же митрополит, как Емельян Пугачёв – Государь Император Пётр Фёдорович.
Анатолий Эммануилович очень обиделся: по его словам, он надеялся, что в СССР отыщется хоть одни храм, куда мракобесам и черносотенцам вход запрещён. Потом мы ещё несколько раз беседовали с Левитиным о Введенском. Мне всегда было очень интересно слушать его, но оценки и выводы у нас были диаметрально противоположные. Он неизменно называл меня «мракобесом», « черносотенцем», «Георгием Победоносцевым".
Анатолий Эммануилович отзывался с искренней теплотой о Владимире Ленине: это «сухорукий параноик» И.Сталин, де, извратил ленинское учение. Бесхитростным человеком был Анатолий Эммануилович.
Жаль, что А.Э. Краснов не успел написать подробную биографию А.Введенского, о чём много лет мечтал.
Введенский постоянно клеветал на «Тихоновскую церковь», не стыдился лгать и публиковать любые фальшивки о связях «тихоновцев» с белогвардейской закулисой. Но Анатолий Эммануилович знал и мог рассказать о нём и много хорошего и доброго. Сегодня наши красные попы-сергианцы, именующие себя последователями святого Патриарха-исповедника Тихона, неизменно пишут о своём предтече – Александре Введенском исключительно злобно и необъективно. Смотри, например, биографическую справку из «Приложения № 2» (Краткие биографические сведения) к «Актам Патриарха Тихона» М., 1994, с. 905.
Приложение написано силами преподавателей кафедры Новейшей истории РПЦ ПСТГУ.
Протоиерей Георгий Эдельштейн (http://g-edelstein.livejournal.com/).

Вернуться к списку записей

Комментарии

Михаил:
04 апреля 2013, 19:32

Очень хорошая статья, спасибо

Оставьте комментарий

Радио

Комментарии

Ксения
Вот так послушаешь подобное (и без Ткачева масса негатива льется в сторону...
р.Б. Дионисий
Да уж.. Удивляет ваша изворотливость. С одной стороны приводите страшную хулу и...
Феодор-странник
Честные Отцы, вы ответили на мои ответы и сомнения...
Феодор-странник
Дорогие отцы, братцы и сестрицы! Хочу дополнить кое что о моей удивительной...
Фелдор-странник
Сам живу в Люллях. От своей нищеты дошёл до Парижа, из Люллей...
Кирилл Николаев
"Не совок"-у. Такая смелость в обличениях известных людей должна была бы предполагать,...
Не совок
Католики на сайте РУССКАЯ ИДЕЯ у М.Назарова rusidea.org/250949218 и у С.Кондакова kondakov.ws/blog/Tuchi-nad-Dolinoy-Pavshih...
Кирилл
Олег, что же Вы у "внучки" всё не расспросите? Разузнали бы, да...
Любовь
Уважаемый о.Александр! Вы правы, каяться никогда не поздно, но это для...
Олег
Кирилл, это надо спросить у внучки Николая II, которая живет в Англии....

Календарь

Другие записи

RSS-лента

Архив




Служебникъ
Западно-Европейский вестник
Наши баннеры