Государь под арестом
Заключённый Царь-Мученик Николай и его охранники.

ПРОТ. СЕРГИЙ КОНДАКОВ: Вот и ещё одна скорбная дата! Исполнилось сто лет со дня ареста святой Царской Семьи. 8/21 марта Царь-Мученик был взят под стражу в Могилёве, после чего Государь в своём дневнике записал: «Тяжело, больно и тоскливо».
В дневнике Государыни мы читаем: «Комендант Корнилов объявил, что мы в заключении… С настоящего момента мы считаемся пленниками… не можем видеть никого из внешнего мiра».

В предшествующие аресту дни Царица показала себя настоящей героиней и страстотерпицей Христовой. Анна Вырубова вспоминала: «16 февраля, накануне отъезда Государя, у меня обедали 2 или 3 офицера Гвардейского Экипажа, приехавшие с фронта, и моя подруга г-жа Дэн. Во время обеда я получила записку от Императрицы, которая приглашала нас всех провести вечер у Их Величеств. Государь пришел очень расстроенный. Может быть, другие и не заметили, но я хорошо знала его. Пили чай в новой комнате за круглым столом. На другой день утром, придя к Государыне, я застала ее в слезах. Она сообщила мне, что Государь уезжает. Простилась с ним, по обыкновению, в зеленой гостиной Государыни. Императрица была страшно расстроена. На мои замечания о тяжелом положении и готовившихся беспорядках Государь мне ответил, что прощается ненадолго, что через десять дней вернется. Я вышла потом на четвертый подъезд, чтобы увидеть проезжавший мотор Их Величеств. Он промчался на станцию при обычном трезвоне колоколов Феодоровского собора.

Imperatrica Aleksandra Fedorovna Sestra Miloserdiya
Августейшие сестры милосердия Царица-Мученица Александра и Царевны помогают оказывать медицинскую помощь раненому воину.

Царица с детьми и Вырубовой
Сестры милосердия Анна Выбурова, святая Царевна Татьяна, святая Царица Александра, святая Царевна Ольга.

Мне в этот день очень нездоровилось. Утром я с трудом занималась в моем лазарете, во время операции еле держалась на ногах, но тяжелобольной не хотел без меня подвергаться операции, и пока я держала руку солдата, сама чуть не свалилась. Проводив Государя, я легла, написав Государыне, что не могу прийти к чаю. Вечером пришла Татьяна Николаевна с известием, что у Алексея Николаевича и Ольги Николаевны — корь. Заразились они от маленького кадета, который приезжал играть с Наследником десять дней тому назад. Мы с Императрицей долго сидели в этот день у детей, так как у Великой Княжны Ольги Николаевны было воспаление уха. Кадет подозрительно кашлял и на другой день заболел корью. Для себя я не верила в возможность заразы. Несмотря на сильный жар, на другой день, 22 февраля, я превозмогла себя и встала к обеду, когда приехала моя подруга Лили Дэн. Вечером Императрица с девочками пришла к нам, но у меня сильно кружилась голова, и я еле могла разговаривать. На следующий день Императрица нашла, что у меня появились подозрительные пятна на лице, привела докторов Боткина и Полякова, которые определили корь в очень сильной форме; заболела и Великая Княжна Татьяна Николаевна. Дорогая Императрица, забыв все свои недуги, надев белый халат, разрывалась между детьми и мною.

Вспоминаю, что в полусне я видела Государыню постоянно возле моей постели: то она приготовляла питье, то поправляла подушки, то говорила с доктором. Подозрительно стали кашлять Мария и Анастасия Николаевны. В полузабытьи я видела родителей и сестру и помню, как долетали до меня их разговоры с Государыней о каких-то беспорядках и бунтах в Петрограде, но о первых днях революции и восстании резервных полков я вначале ничего не знала. Знаю одно, что, несмотря на все происходившее, Государыня была вполне спокойна и мужественно выслушивала все доходившие до нее известия. Когда моя сестра пришла и рассказывала Государыне о происходившем в Петрограде, говоря, что пришел всему конец, Императрица только улыбнулась и старалась успокоить мою сестру.

Ее Величество рассказывала мне после, что преданный им Великий Князь Павел Александрович первый привез ей официальное известие о революции… Революция в стране во время мировой войны!.. И тут Ее Величества не потеряла присутствия духа. Сознавая, что ничего спасти нельзя, из министров она никого не вызывала и к посольствам с просьбой о защите ее и детей не обращалась, а со спокойствием и достоинством прощалась с приближенными, которые понемногу все нас покидали. Одни из боязни за себя, других же арестовывали. Уехал граф Апраксин, генерал Ресин, ушли флигель-адъютанты, слуги, офицеры и, наконец, полки. После каждого прощания Государыня возвращалась, обливаясь слезами. Ушли от меня сестра милосердия, санитар Жук, доктора лазарета; спасались все, кто мог. Императрица не теряла голову, всех успокаивала, за всеми ходила, всех ободряла, будучи уверена, что Господь все делает к лучшему. Этому она учила не словами, а примером глубочайшего смирения и покорности воле Божией во всех грядущих событиях. Никто не слышал от нее слова ропота.

Никогда не забуду ночь, когда немногие верные полки (Сводный, Конвой Его Величества, Гвардейский Экипаж и Артиллерия) окружили дворец, так как бунтующие солдаты с пулеметами, грозя все разнести, толпами шли по улицам к Дворцу. Императрица вечером сидела у моей постели. Тихонько, завернувшись в белый платок, она вышла с Марией Николаевной к полкам, которые уже готовились покинуть дворец. И может быть, и они ушли бы в эту ночь, если бы не Государыня и ее храбрая дочка, которые со спокойствием до 12 часов обходили солдат, ободряя их словами и лаской, забывая при этом смертельную опасность, которой подвергались. Уходя, Императрица сказала моей матери: «Я иду к ним не как Государыня, а как простая сестра милосердия моих детей». Выйдя на подъезд, Императрица вспомнила, что я могу услышать, как полки отвечают на ее приветствие (от меня еще Государыня скрывала происшедшее) и приказала камердинеру сказать мне, что полки ожидают прибытия Государя… Даже в такую минуту она меня не забыла
».

Какая величественная и трагическая страница нашей истории! Несмотря на то, что в Петрограде побеждает революция, доносятся звуки Марсельезы, слышны выстрелы, Императрица спокойна. Ночью она выходит к воинам, пришедшим ко дворцу, и как мужественная, любящая мать, ободряет своих сынов. Рядом с ней совсем юная девушка – Царевна-Мученица Мария. Её, единственную из детей, не свалила корь. Девочка также на удивление всем спокойна и невозмутима. И лишь мать знает, как в душе тяжело страдает дочь.
В караульном помещении святая Императрица Александра сказала: «Господа, только не надо выстрелов! Что бы ни случилось, я не хочу, чтобы из-за нас пролилась кровь».

Вырубова пишет: «На следующий день полки с музыкой и знаменами ушли в Думу, Гвардейский экипаж под командой Великого Князя Кирилла Владимировича. Те же полки, те же люди, которые накануне приветствовали Государыню: «Здравия желаем, Ваше Императорское Величество!» Караулы ушли; по дворцу бродили кучки революционных солдат, которые с интересом все рассматривали, спрашивая у оставшихся слуг объяснения. Особенно их интересовал Алексей Николаевич. Они ворвались к нему в игральную, прося, чтобы им его показали. Императрица продолжала оставаться спокойной и говорила, что опасается только одного: чтобы не произошло кровопролития из-за Их Величеств.

Дня два-три мы не знали, где Государь. Наконец пришла телеграмма, в которой он просил, чтобы Ее Величество и дети выехали к нему. В то же время пришло от Родзянки по телефону «приказание» Ее Величеству с детьми выехать из Дворца. Императрица ответила, что никуда ехать не может, так как это для детей грозит гибелью, на что Родзянко ответил: «Когда дом горит — все выносят!» О предполагаемом отъезде Императрица пришла сказать мне вечером, она советовалась с доктором Боткиным, как перевезти меня в поезд; врачи были против поездки. Мы все-таки приготовились ехать, но ехать не пришлось.

Во время всех этих тяжких переживаний пришло известие об отречении Государя. Я не могла быть с Государыней в эту ужасную минуту и увидела ее только на следующее утро. Мои родители сообщили мне об отречении. Я была слишком тяжело больна и слаба, так что в первую минуту почти не соображала, что случилось. Лили Дэн рассказывала мне, как Великий Князь Павел Александрович приехал с этим страшным известием и как после разговора с ним Императрица, убитая горем, вернулась к себе, и г-жа Дэн кинулась ее поддержать, так как она чуть не упала. Опираясь на письменный стол, Государыня повторяла: «abdique» [отрекся] (Лили не говорила тогда по-английски). «Мой бедный дорогой страдает совсем один… Боже, как он должен страдать!» Все сердце и душа Государыни были с ее супругом; она опасалась за его жизнь и боялась, что отнимут у нее сына. Вся надежда ее была на скорое возвращение Государя: она посылала ему телеграмму за телеграммой, умоляя его вернуться как можно скорее. Но телеграммы эти возвращались ей с телеграфа с надписью синим карандашом, что «местопребывание адресата неизвестно». Но и эта дерзость не поколебала ее душевного равновесия. Войдя ко мне, она с грустной улыбкой показала мне телеграмму, но, посмотрев на меня, пришла в раздражение, что я, узнав об отречении Государя от моих родителей, обливалась слезами; раздражалась не тем, что я плакала, а тем, что родители не исполнили ее волю, так как накануне она просила их не говорить об этом, думая сама подготовить меня. Но, оставшись одна, Императрица ужасно плакала. «Мама убивалась, — говорила мне потом Мария Николаевна, — и я тоже плакала; но после, ради мамы, я старалась улыбаться за чаем».
Никогда я не видела и, вероятно, никогда не увижу подобной нравственной выдержки, как у Ее Величества и ее детей. «Ты знаешь, Аня, с отречением Государя все кончено для России, — сказала Государыня, — но мы не должны винить ни русский народ, ни солдат: они не виноваты». Слишком хорошо знала Государыня, кто совершил это злодеяние.

Великие Княжны Ольга и Татьяна и Алексей Николаевич стали поправляться, как заболела последняя — Мария Николаевна. Императрица распорядилась, чтобы меня перенесли наверх в бывшую детскую Государя, так как не хотела проходить по пустым залам, откуда все караулы и слуги ушли. Фактически мы были арестованы. Уехали и мои родители, так как от моего отца требовали, чтобы он сдал канцелярию, теперь ненужную, Временному правительству, и князь Львов дал ему отставку.

Дни проходили, и не было известия от Государя. Ее Величество приходила в отчаяние. Помню, одна скромная жена офицера вызвалась доставить Государю письмо в Могилев и провезла благополучно; как она поехала и прошла к Государю, — не знаю. Императрица спала совсем одна во всем нижнем этаже; с трудом удалось г-же Дэн испросить разрешения ложиться рядом в кабинете. Пока младшие Великие Княжны не заболели, одна из них ложилась на кровать Государя, другая на кушетку, чтобы не оставлять мать совсем одну.
В первый вечер, после перехода Дворца в руки революционных солдат, мы услышали стрельбу под окнами. Камердинер Волков пришел с докладом, что солдаты забавляются охотой в парке на любимых диких коз Государя. Жуткие часы мы переживали.

Пока кучки пьяных и дерзких солдат расхаживали по Дворцу, Императрица уничтожала все дорогие ей письма и дневники и собственноручно сожгла у меня в комнате шесть ящиков своих писем ко мне, не желая, чтобы они попали в руки злодеев
».

Александровский дворец
Александровский дворец в Царском Селе. Здесь с 1904 года жила святая Царская Семья. Здесь Царицу и детей застала революция. Здесь они находились первые месяцы под домашним арестом до отправления в Сибирь.

Кабинет Государя
Кабинет Государя. Над письменным столом портрет отца, Императора Александра III.

Спальня Государыни
Спальня Государыни. Над кроватью иконы преимущественно древне-русского письма, которые особенно любил Государь. Судя по старым фото, икон было еще больше, чем сейчас.

Комната Цесаревича
Комната Цесаревича Алексия.

Комната Цесаревича, святой уголок
Святой уголок в комнате Цесаревича-Мученика Алексия.

22 марта по апостасийному стилю в праздник святых Севастийских мучеников Государь под арестом вернулся в родной дом. Его нравственные муки были безмерно велики. И всё же, несмотря ни на что, он ощутил у себя в семье радость и утешение. Ни слова упрёка, раздражения, уныния не вырвалось из уст Царицы. Лишь полное понимание, верность, любовь. И что удивительно, так же вели себя все царские дети.

Вот что вспоминала Вырубова: «Наше беспокойство о Государе окончилось утром 9 марта. Я лежала еще больная в постели, доктор Боткин только что посетил меня, как дверь быстро отворилась, и в комнату влетела г-жа Дэн, вся раскрасневшаяся от волнения. «Он вернулся!» — воскликнула она и, запыхавшись, начала мне описывать приезд Государя, без обычной охраны, но в сопровождении вооруженных солдат. Государыня находилась в это время у Алексея Николаевича. Когда мотор подъехал к дворцу, она, по словам г-жи Дэн, радостная, выбежала навстречу Царю; как пятнадцатилетняя девочка, она быстро спустилась с лестницы и бежала по длинным коридорам. В эту первую минуту радостного свидания, казалось, было позабыто все пережитое и неизвестное будущее… Но потом, как я впоследствии узнала, когда Их Величества остались одни, Государь, всеми оставленный и со всех сторон окруженный изменой, не мог не дать воли своему горю и своему волнению — и как ребенок рыдал перед своей женой.

Царь и Царица
Святая Императрица Александра и святой Император Николай.

Только в 4 часа дня пришла Государыня, и я тотчас поняла по ее бледному лицу и сдержанному выражению все, что она в эти часы вынесла. Гордо и спокойно она рассказала мне о всем, что было. Я была глубоко потрясена ее рассказом, так как за все 12 лет моего пребывания при дворе я только три раза видела слезы в глазах Государя. «Он теперь успокоился, — сказала она, — и гуляет в саду; посмотри в окно!» Она подвела меня к окну. Я никогда не забуду того, что увидела, когда мы обе, прижавшись друг к другу, в горе и смущении выглянули в окно. Мы были готовы сгореть от стыда за нашу бедную Родину. В саду, около самого дворца, стоял Царь всея Руси, и с ним преданный друг его, князь Долгорукий. Их окружало 6 солдат, вернее, 6 вооруженных хулиганов, которые все время толкали Государя, то кулаками, то прикладами, как будто бы он был какой-то преступник, прикрикивая: «Туда нельзя ходить, г-н полковник, вернитесь, когда вам говорят!» Государь совершенно спокойно на них посмотрел и вернулся во дворец.

В то время я еще была очень больна и едва держалась на ногах; у меня потемнело в глазах, и я лишилась чувств. Но Государыня не потеряла самообладания. Она уложила меня в постель, принесла холодной воды, и когда я открыла глаза, я увидела перед собой ее и чувствовала, как она нежно мочила мне голову холодной водой. Нельзя было себе вообразить, видя ее такой спокойной, как глубоко была она потрясена всем, виденным в окно. Перед тем как меня покинуть, она сказала мне, как ребенку:
«Если ты обещаешь быть умницей и не будешь плакать, то мы придем оба к тебе вечером»
».

К сожалению, очень мало кто говорит в современной России о невыдуманной вечной и святой любви Царственных Мучеников. А ведь это живой образ, который так нужен ныне для воспитания и нравственного спасения наших детей! Но нет, глянцевые журналы и телеканалы, как правило, распространяют в большей или меньшей степени ложь против святой Царской Семьи, замазывая глаза современной России пустословием, скверной и клеветой.
Есть такой вид одержимости, как физическая и психическая невозможность для некоторых людей находиться в храме. Им в церкви становится дурно и невыносимо. Какая-то невидимая сила выгоняет из дома Божия. Но, слава Богу, некоторые не поддаются напору зла и преодолевают свою немощь святым покаянием.

Святые Царские Дети
Святые Царские Дети: Татьяна, Анастасия, Алексей, Мария, Ольга. К сожалению, их христианский и гражданский подвиг не интересен большинству россиян, находящихся под гипнозом красно-порнушной пропаганды.

Malahov Shurygina
Многие свои шоу на центральном ТВ Малахов посвятил раскручиванию новой героини - изнасилованной девушки, мягко говоря, легкого поведения. Но для того, чтобы вспомнить подвиг святых Царских Детей, Царицы, верных слуг в эти юбилейные дни, у Малахова, как и других жрецов ТВ, времени, конечно, не нашлось.

В V веке одна прожжённая развратом растлительница пыталась войти в храм в Иерусалиме, но невидимая сила не допускала её. Однако блудница тут же покаялась и обратилась с молитвой к Богу и Пречистой Матери Его, после чего она смогла зайти в церковь и припасть к святыням. Всю свою оставшуюся жизнь она посвятила великим подвигам молитвы и аскезы. Православный мiр знает эту женщину, как преподобную Марию Египетскую.

Mary Egypt
Преподобная Мария Египетская.

Вот так же некоторых сегодня крутит, когда они слышат святые имена святого Императора Николая Александровича и святой Императрицы Александры Федоровны. Но вместо того, чтобы покаяться, эти господа воспринимают своё внутреннее беснование за откровение, забывая, что «Бог гордым противится» (Иак. 4:6).

Больно и страшно становится за нашу многострадальную Родину, когда задумываешься над тем, сколько же еще одержимых цареборчеством! А ведь столетние годовщины русских трагедий в 17-м и 18-м годах станут последним предупреждением перед бездной, у которой мы сейчас стоим.

Враг рода человеческого старается всячески соблазнять и тех, кто готов стоять в малом стаде за правду Царя-Мученика. Не секрет, что появилось очень много псевдопочитателей Государя, пытающихся совместить верность Царю с верностью красным идолам. Но Спаситель предупреждает нас о том, что слуги Антихриста будут "соблазнять, если возможно и избранных" (Мф. 24:24). У меня в руках новая статья Вадима Виноградова под хлёстким названием «Моя жизнь… при коммунизме». Начинается она так:

«Мы жили при коммунизме, но не заметили этого. (Из разговора шестидесятников)
Что они имели ввиду, говоря это? Наверно, много чего.
Но тут и другое нужно замечание, чтобы не отринуть сразу первое.
А это, кстати, тоже наше всё, Вильям наш Шекспир:
Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам.
Вот, и я чуя силу этого откровения друзей Геннадия Шпаликова, также чую, что объяснить его не смогу - уж очень однозначный приговор вынесен ныне советчине нашей так называемой интеллигенцией - шаг вправо, шаг влево – приговор: Ностальгия по СССР.
И всё же поделюсь своими ощущениями той свободы, которую ныне не узришь, если не имеешь бобла.
Но только хорошо бы нас не обвинили в ностальгии по советчине.
Потому что у нас ностальгия не по ней, а по Святой Руси, которая в советское время в силу материальной бедности народной сохранялась в народе основными качествами Святой Руси - кротостью и смирением, которые сами хранили русскую самопожертвенность, за которую то и даровал Господь русскому народу День Победы.
Так вот, Святой Руси в богоборческое советское время в СССР было ещё предостаточно, чего нельзя сказать о нынешнем времени либерализма, провозгласившего: Каждый человек личность!
»

Простите, но Вадим Петрович забывает, что не либералы первыми провозгласили, что каждый человек – личность; эту истину провозгласил Господь наш Иисус Христос.
Если говорить о бедности, столь обожествляемой Виноградовым, то известно, что в еще большей нищете и кровавом безправии, чем в Советском Союзе, жили люди при другом марксистском режиме – в Кампучии, но нравственнее от этого люди там, как впрочем и у нас, не стали.

«И начавшего пресовать эту личность всеобъемлющим лукавством, напрочь уничтожая этим лукавством в бывших русских и кротость, и смирение, и... всякий стыд, превращая население РФии в Панургово стадо, готовое прыгать за Обманом в морскую пучину, то бишь, в адъ.
И Свята Русь перестала пребывать среди народа, бывшего русским.
- Итак, всё мое - твое!* - говорила страна каждому из нас.
- Что мое?
- Да, всё! Хочешь, учись!
- А сегодня учится нельзя! - прихихикиванием, как комара, придавливает тебя русофоб ХХI века.
- А сегодня ищут бюджетное место, а не ВУЗ по призванию, потому что развить призвание теперь можно только за 300 000, а то и 400 000 руб. в год. Вот, в чём разница!
Например, я, кончивший два ВУЗа, сегодня поступить не смог бы ни в один из них. Это момент, как один из многих, разве не даёт повода вот так поразмышлять о жизни при… коммунизме?
Но снова прихихикивание: - И было бы правильно, чтоб к институтам ты не был бы допущен..
Ну, да ... с ними, с прихихикивающими познерами, шендеровичами, да, и целом их легионом.
Сначала, что же это такое... коммунизм?
Зачем ограничивать себя Марксом?
Давайте начнем с Томмазо Кампанеллы:
«В Городе Солнца господствует духовная аристократия. Во главе государства у Кампанеллы стоит не просто философ, как у Платона, но и первосвященник в одном лице. Кампанелла сам был священником, поэтому религия в «Городе Солнца» занимает достойное место».
Это богоборцы Маркс и Ленин приписали коммунизму богоборческую составляющую, а без них коммунизм очень даже религиозен.
Вот, и возьмём сначала из моей советской жизни события, не связанные с разрушением храмов, с арестами КеГеБе, с очередями за…
Ведь, были же в той нашей жизни моменты, согревающие душу, а? Как вы думаете, нынешние стражи, сами на себя напялившие миссию недопущать больше советчину в нашу жизнь?
Что была безмятежной та наша жизнь? Да, была очень даже мятежной, со всеми земными огорчениями!
Но была жизнь, в которой не было такого всепоглощающего лукавства, как теперь! Врали в идеологии, но ни в моральном, ни в нравственном плане нынешнего сраму не было. Вот, в чем фишка!
»

Странные рассуждения! Как христианин может говорить о морали и нравственности советского общества, если оно было атеистическим? Если в СССР государственная политика была направлена на уничтожение Церкви Христовой? Почти все мои знакомые среди верующих, кто ностальгирует по «добрым, советским временам», – это люди, пришедшие в Церковь после перестройки, т. е. когда открыто верить в Бога стало можно. Особая статья – архиереи- и священники-стукачи. Они, бывает, тоже с сожалением вспоминают ушедшие времена. Если же говорить о тех, кто открыто исповедовал свою православную веру в годы коммунизма, то у них нет никакого сожаления по ушедшей эпохе, превращавшей храмы в руины или овощехранилища.

Замечу, что большинство наших прихожан, кто в советские годы играл в коммунистические злохитрости: был коммунистом или комсомольцем, – искренне покаялись. Но если говорить в целом о положении российского религиозного общества, то здесь всё намного печальнее. Вот и Вадим Петрович Виноградов, живой классик православной кинодокументалистики, обнаруживает яркие признаки этого духовного заболевания.

Вспомним, что Вадим Виноградов в годы «развитого социализма» фильмы о Царе-Мученике и Православии не снимал. Вообще, он не был верующим, во всяком случае официально, но находился среди тех, кто гнал Православную Церковь. В 1974 году вступил в Коммунистическую партию Советского Союза и, когда его старшие товарищи решили уничтожить русскую голгофу, дом Ипатьева, партбилет на стол не положил. Наоборот, снимал идеологически «выверенные», часто до социалистической тошноты документальные фильмы. Вот этим своим образом жизни и приобретал не последнее место под советским солнцем Вадим Петрович Виноградов. Вот корни его нынешней советской ностальгии.

Когда же коммунистическая идеология стала разваливаться на глазах и наступили времена перестройки, Виноградов перестраивается и становится из советского режиссёра-коммуниста режиссёром русским и православным. И слава Богу, что произошла эта перемена с уже немолодым документалистом! Виноградов создаёт действительно выдающиеся документальные фильмы, честные, глубокие, антисергианские, и конечно же, в них не было никакой советчины.

Обложка к фильму "Гефсимания Царя Мученика"
Обложка к фильму Виноградова В.П. "Гефсимания Царя-Мученика".

Особый поклон Вадиму Петровичу за то, что он имел мужество вопреки ельцинской церковной линии быть вместе с гонимым меньшинством.
И вдруг сегодня, будучи уже почтенным старцем, Виноградов начинает выступать в качестве апологета прежней жизни. Нет слов, то, что мы сейчас видим в современном российском обществе, мерзость и запустение. Но разве это не прямое следствие десятилетий советской истории?

Очевидно, Вадим Петрович в гордом ослеплении, вместо того, чтобы каяться, пытается оправдать своё былое членство в богоборческой организации. А жаль! Ведь он тем самым по сути дела, пусть и неосознанно, пытается разрушить то доброе, что действительно сделал для русской культуры.

Когда Лев Николаевич Толстой заблудился в своих мудрованиях и отпал от Церкви, православные русские люди продолжали читать его книги, написанные на фундаменте христианских нравственных традиций нашего народа. Ведь книги то не виноваты! Но Лев Николаевич, как известно, все-таки в конце своей жизни бежал от толстовцев не куда-нибудь, а в Оптину пустынь.

Сможет ли дорогой Вадим Петрович преодолеть свою гордыню и вернуться к тем идеалам, какие исповедовали его некогда духовные наставники – приснопамятный митр. Виталий (Устинов) и отец Лев Лебедев?

Сам факт того, что люди такого калибра поддаются угару неообновленчества, нельзя объяснить лишь только старческой немощью. Здесь нечто более глубокое и страшное и потому мы должны быть во всеоружии правды, завещанной нам святыми Новомучениками и Исповедниками Российскими.

ВиноградовВП
Вадим Петрович Виноградов (1932 г.р.), член КПСС с 1974 года, советский кинорежиссёр, лауреат премии Ленинского комсомола. После перестройки стал православным кинорежиссёром, автором документальных фильмов «За други своя», «Русская тайна», «Свеча», «Гефсимания Царя-Мученика».

ПРОТ. МИХАИЛ КАРПЕЕВ: Удивительно, что Вадим Петрович не заметил одного примечательного факта, случившегося в его жизни. Когда бывший посредственный работник советского документального кино обратился к Богу, то у него открылся талант настоящего кинорежиссёра с большой буквы. Его фильмы посткоммунистического периода подобны драгоценным камням свидетельства Истины Божией. Очевидно, что именно коммунизм, ныне воспеваемый Вадимом Виноградовым, не позволял полностью раскрыться душе кинорежиссёра во времена СССР.

Жена Лота
Бегство семьи праведного Лота из Содома.

ПРОТ. АЛЕКСАНДР МАЛЫХ: Современная ностальгия по советской жизни подобна печали жены праотца Лота по оставляемому ими Содому. И как та превратилась в солевой столб, так и подобные умонастроения низводят на нашу многострадальную Родину гнев Божий. Редко можно услышать с высоких трибун здоровый голос, который бы призывал не оглядываться с сожалением назад, а сбрасывать с себя всё греховное на нашем пути к Богу. Но все-таки такие голоса еще раздаются. 10 марта 2017 года Архиерейский Синод РПЦЗ МП издал для оглашения с церковных амвонов во вторую Неделю Великого поста Послание «по случаю 100-летней годовщины трагических событий, связанных с революцией в России и началом эпохи безбожных гонений». По прочтении его хочется воскликнуть: «Наконец-то мы услышали из уст иерархов РПЦЗ МП голос старой Зарубежной Церкви, Церкви, чуждой всякого соглашательства с безбожным коммунизмом!»

Синод РПЦЗ МП
Заседание Синода РПЦЗ МП.

Как это Послание отличается от того, что исходит из канцелярии МП! Во-первых, в качестве причин «кровавой и разрушительной революции в России» названо не только «забвение и небрежение к вере Христовой», но и «отступление от богоустановленной власти».
«Из-за предательства правительства и генералитета Государь был вынужден отречься от престола».

Таким образом в противоречие официальной патриархийной линии говорится, что отречение Государя от престола было вынужденным. Оно никак не ставится Царю в вину. Кончина «Самого Государя и Августейшей Семьи» называется «мученической», а не страстотерпческой.

Отмечается, что «образованные сословия в России, воспитанные в традициях, так называемого западничества, едва ли не с самоубийственным упорством толкали Россию в пропасть, всячески склоняя русский народ к отказу от своей веры, своего Царя и своего Отечества. Невольно приходят на ум слова псалмопевца Давида: «Рече безумен в сердце своем: несть Бог» (Пс. 13:1)»

Хотя необходимо для полноты нашего покаяния добавить в список тех, кто послужил делу революции, и Святейший Синод, и отметить, что широкие слои русского общества радовались свержению самодержавия, забыв о своей присяге на верность Дому Романовых. И только немногие сознавали и чувствовали тогда греховность этой радости.

Отмечаются в Послании и внешние причины крушения России: поддержка западных стран и в том числе союзников в Первой мировой войне. «В этой связи следует помнить, – говорится в Послании, – что сегодняшняя неустанная травля России со стороны «западной цивилизации» существовала и 100 лет тому назад, да и много прежде».

Как актуально сейчас, когда в России стремятся соединить веру в Бога и почитание богоборцев-большевиков, следующие слова Послания Зарубежного Синода: «Нам ни в коем случае нельзя оправдывать виновников губительной революции. Одним из символов примирения русского народа с Господом могло бы служить освобождение Красной площади от останков главного гонителя и мучителя XX века и сокрушение поставленных ему памятников. Это все символы беды, трагедии и крушения нашей богоданной Державы. Так же следует поступить и с названием городов, областей, улиц, которые по сей день лишены их исторических наименований»!

Идолы Ленина

И нельзя не согласиться у утверждением Послания о том, что знание крестного пути Новомучеников и Исповедников Российских и почитание их подвига приведёт русского человека «к убеждению, что в его богоспасаемой стране, нет более места символам богоборческой власти и именам богоборцев».

Только Церковь, называющая себя русской, должна постоянно напоминать об этом, особенно сейчас. Это нужно прежде всего самой Церкви. Ибо малодушное молчание о несовместимости веры во Христа с «символами богоборческой власти и именами богоборцев» приводит к постепенному оскудению той соли Христовой, без которой Церковь перестает быть Церковью и становится служанкой Антихриста.

Одним словом очень хорошее и нужное сейчас послание Зарубежного Синода. Но хочется спросить: почему только сейчас в столетнюю годовщину российской катастрофы раздался этот здоровый глас? И не умолкнет ли он впоследствии опять, как замолчал после мая 2007 года? Хочется всё-таки надеяться на лучшее, т. е. на то, что покаяние и в отступлении, и в малодушии, и в соглашательстве, коснётся и уважаемых представителей РПЦЗ МП.

Вернуться к списку записей

Комментарии

р.Б.вячеслав:
2 месяца назад

АРЕСТ ЦАРЯ И ЦАРСКОЙ СЕМЬИ
8 марта 1917 года
(Из воспоминаний «Анна Вырубова – фрейлина Государыни». СПб, 2012).
«...Неожиданно у Государыни возникла мысль поговорить с солдатами. Я умоляла ее разрешить мне сопровождать ее на случай какой-нибудь предательской выходки. Но Ее Величество не позволила мне этого сделать.
К чему это, Лили? - проговорила она укоризненно. - Все они наши друзья!
Вместе с Ее Величеством к защитникам Дворца вышли Великие княжны Мария и Анастасия. Я наблюдала за ними из окна. Совсем стемнело, и огромный двор был освещен прожекторами. Издалека доносился гул орудий. Стужа стояла нестерпимая. Оттуда, где я находилась, я видела Ее Величество, закутанную в меха. Она подходила к одному солдату за другим, совершенно не опасаясь за свою жизнь.
Она была спокойна, величественна - поистине Царица, супруга, достойная Императора Всероссийского. ...В этой драматической обстановке Государыню охраняли лишь ее доброта и благожелательность. Когда на прекрасное лицо Ее Величества упал свет, я затрепетала. Я знала о ее слабом сердце, хрупком здоровье и испугалась за Нее. Только бы она не упала в обморок!
Вернулась во Дворец Государыня во взволнованном, приподнятом настроении. Она сияла, она верила в «народ», и веру в ней поддерживали воспоминания о тех узах, которые некогда связывали ее с ними, которые, увы, были этим народом преданы забвенью.
- Они наши друзья, - твердила Ее Величество. - Они так нам преданы. Увы, скоро ей предстоит узнать, что зачастую слова «Иуда» и «друг» становятся синонимами»
http://www.tsaarinikolai.com/demotxt/Tsaarin_pidatys2d.html

р.Б.вячеслав:
около 1 месяца назад

"Кровавое воскресенье". История провокации.
Если в жизни народов бывают дни разочарования, когда они "сожигают всё, чему поклонялись и поклоняются тому, что сожигали", то 9 января 1905 года, "красное воскресенье" (или "кровавое", как его называли советские историки) — это именно такой день. Конечно, сам процесс народного разочарования не был мгновенным, он занял ещё некоторое время, но уже через 13 с небольшим лет после "красного воскресенья" в России не осталось ничего от уваровской триады — ни самодержавия (в том числе и самой августейшей семьи), ни государственного православия, а народность если и осталась, то совсем не в том смысле, какой вкладывал в это слово почтенный граф Уваров.
Началось всё именно в этот день (реальная его годовщина будет, конечно, не сегодня, а на 13 дней позже, но уж так исторически он оказался связан с датой "9 января").

Читать историю этого дня и тяжело, и досадно. Рабочие, которые с жёнами и детьми пошли к Зимнему дворцу просить царя о созыве Учредительного собрания, проявили невероятную политическую наивность. То ли такую же наивность, то ли нечто худшее проявил и их предводитель священник Гапон (недаром его фамилия уже более столетия отнюдь не вызывает в России положительных эмоций).

8 января, организаторы мятежа решили сообщить Императору, что намерены прийти к нему с петицией. Царь на это ответил, что подобная встреча не входит в его планы, ибо вечером 8 января он должен был ехать в Москву. Таким образом, в воскресенье, 9 января, Царя в Петербурге не было.
Но проходило время и Государь не появлялся. В народе стала расти напряженность и волнение, — провокаторы ликовали. Неожиданно мятежники из чердаков домов и подворотен и других укрытий начали стрелять по жандармам. Жандармы открыли ответный огонь. Среди народа возникла паника и давка. В результате в общей сложности было убито около 140 человек.
Государя глубоко потрясла весть о «кровавом воскресенье». Свое отношение к событиям он выразил в таких словах:
«Знаю, что нелегка жизнь рабочего! Многое надо улучшить и упорядочить… Но мятежною толпою заявлять Мне о своих нуждах — преступно».
Он распорядился выделить 50 000 рублей на пособия семьям пострадавших 9 января, а также созвать комиссию для выяснения нужд рабочих.
Такова правда о «кровавом воскресенье». Царь не мог дать приказ о расстреле мирных граждан, так как его просто не было в тот момент в Петербурге.
История сама красноречиво свидетельствует о том, кого действительно надо назвать «кровавыми» — врагов Российской державы и Православного Царя-Мученика.
http://www.logoslovo.ru/forum/all/topic_8681

Оставьте комментарий

Радио

Комментарии

Александр
Оценка Германии и Гитлера дана многими епископами старой РПЦЗ. Митрополит Виталий оценивал...
р. Б. Евгений
Вот, господа, Правмир опубликовал список храмов Москвы, где не один год пребывают...
Одессит
Митрополит Агафангел любил хвастаться Хербстом. Свидетелей хватает. Думаю и сейчас за рюмкой...
Позвольте !
Джон Хербст - американский "генерал Карпов" ? Что за бред ! Транслируете...
Алексий Родионов
Вы пишите: "Потому что заниматься прозелитизмом, т. е. стараться привести путем убеждения...
Алексий Родионов
Те, чьи рты были заткнуты, рано или поздно заговорят. Я в этом...
Алексий Родионов
Хочу процитировать один момент: "С первой сессии Собора [1917 года] возникла острая...
Прот. Александр Малых.
Я не приписываю. Сам патриарх Кирилл так считает и те, кто говорит,...
Алексий Родионов
Я вовсе не говорил о католичестве, как об одной из Православных Церквей....
Алексий Родионов
Моя защита Патриарха Кирилла по видимому действительно неубедительна. Но я и не...

Календарь

Другие записи

RSS-лента

Архив




Служебникъ
Западно-Европейский вестник
Наши баннеры