Img 1194

Прот. Сергий Кондаков: Дорогие братья и сёстры! Святая Православная Церковь в память сорокадневного поста Господа нашего Иисуса Христа установила Великий пост, дабы верные в это священное время могли приготовиться достойным образом к встрече величайшего праздника, праздника торжества из торжеств — Пасхи Христовой.

И очень часто в истории России именно в дни Великого поста приходили великие искушения. Горе было нашему народу, если он не находил в себе должных духовных сил противостоять искушению. Так было во времена старообрядческого раскола, так было во времена убийства благоверного Императора Павла, так было во времена убийства Царя-Освободителя Александра Второго, так было во времена так называемой Февральской революции. И уже в этом, 14-м году ХХІ столетия к нам пришло вновь великое искушение.

Мiровая «закулиса» постаралась, чтобы возгорелся пламень братоубийственного противостояния России и Украины. Уже мы слышим, как говорят о начале холодной войны, уже мы слышим о начале войны горячей, уже мы слышим слова ненависти, злобы, агрессии. И как важно, чтобы каждый из нас в это смутное время был облачён в благодатные доспехи веры, надежды и любви.

Видео: Песню «Аист на крыше» исполняет детский хор прихода РПЦЗ в с. Конгаз (Гагаузия).

Прот. Сергий Кондаков: Воскресший Христос обратился к Своим ученикам со словами: «Мир вам», потому что Он величайшими Своими муками, жертвенной любовью сумел победить и уничтожить всё то, что отделяло нас от Бога. Теперь каждый из нас может назвать Господа своим Небесным Отцом, и мы так и обращаемся: «Отче наш», «Отец наш».

Главным признаком того, что мы живём во Христе и со Христом является любовь. Поэтому, как горько, когда в наше время люди, называющие себя истинными, православными христианами, упражняются в злобе, ненависти, вражде!

Я вспоминаю, дорогие братья и сёстры, свои юные годы, когда мне посчастливилось принадлежать к очень немногочисленному кругу молодых православных людей, пытавшихся жить, по рекомендации Александра Исаевича Солженицына, не по лжи. Кстати говоря, как ни странно, к этому кругу принадлежал ныне всем известный протоиерей Всеволод Чаплин. У нас возникали споры, бурные дискуссии, но никогда не было злобы, агрессии, потому что мы помнили: каждый из нас принадлежит Христу. Мы ощущали себя в коммунистической Москве как гонимые христиане в языческом Риме.
Сейчас же в церковной жизни наблюдается совсем другая картина. А разве так уж многое изменилось за эти годы? И, вы знаете, дорогие братья и сёстры, как ни странно это может показаться, но нам тогда представителям православной, независимой молодёжи - многим, во всяком случае - нравился советский телесериал «17 мгновений весны». Казалось бы, как может нравиться кинофильм, который снят по заказу руководства карательных органов КПСС?

Но, дорогие братья и сёстры, дело вот в чём: мы видели, насколько похожи эти два режима – нацистский и советский. Коммунистический режим и национал-социалистический, они являются своего рода близнецами-братьями.

Помните, там, в этом фильме, есть замечательная сцена, где издеваются над пастором Шлагом уголовники в тюрьме по просьбе нацистских палачей. Вот точно так же мучили в советских тюрьмах и концлагерях святых новомучеников и исповедников российских. Была даже своего рода теория о том, что уголовники являются более близкими Советам, чем попы, монахи, представители буржуазной интеллигенции, кулаки.

И вот, по просьбам чекистов, уголовники издевались над пастырями, архипастырями и просто новомучениками российскими в тюрьмах, тем самым выполняя волю советской власти. Поэтому вот эти кадры отображают, в первую очередь, мрачную советскую реальность.

Видео: Кадры из фильма «17 мгновений весны». Сцена издевательства уголовников над пастором Шлагом в тюрьме.

Прот. Сергий Кондаков: А вот, дорогие братья и сёстры, ещё один замечательный эпизод этого фильма: Штирлиц пытается доказать, что является махровым национал-социалистом. И интересно: во время дискуссии с пастором Шлагом Штирлиц показывает себя как настоящий партаппаратчик, борец идеологического фронта. Он чрезвычайно похож на типичного советского агитатора-главаря. А пастор Шлаг похож на многих исповедников веры Христовой в Советском Союзе.

Видео: Кадры из фильма «17 мгновений весны». Беседа Штирлица с пастором Шлагом в кафе.
«Пастор Шлаг: Вы ещё забыли два города: Антверпен и Будапешт. Меня уже спрашивали об этом на допросах. На тех допросах, где меня били, лишали сна и еды.
Штирлиц: Да Бог с ним, с Антверпеном, тем более, что сейчас там англичане. А вот Берлин... Я специально Вас провёз по городу. Вы видели, что стало с Берлином?
— Видел.
— Ну и как?
— Ужасно.
— Что ужасного? Ужасно то, что Вы, пастырь, не являетесь патриотом германской государственности.
— Скажите, а вот то, что меня, пастыря, полгода мучают в тюрьме, это неизбежное следствие вашей государственности?
— В тюрьмах воспитывают заблудших. Естественно, те, кто не заблуждались, а были врагами, те подлежат уничтожению.
— А Вы решаете, кто перед вами прав, а кто виноват?
— Безусловно.
— Значит, вы всё знаете о каждом? Кто где ошибается, кто где не ошибается? Значит вы всё-всё о каждом из нас знаете?
— Мы знаем, чего хочет народ.
— Народ. А ведь народ-то состоит из людей. Значит, во имя народа вы уничтожаете людей?
Штирлиц: Скажите, а как часто в истории христианства уничтожались инакомыслящие во имя того, чтобы остальной пастве жилось лучше?
— Уничтожали еретиков.
— Хорошо, выступая против ереси, церковь допускала насилие?
— Допускала.
— Насилие против ереси допускалось в течение восьми веков. Мы пришли к власти в 1933, так что же Вы хотите от нас? За 11 лет мы ликвидировали безработицу, накормили немцев. Да, насилуя инакомыслящих. А если Вы такой убеждённый противник, то не стоило ли Вам больше опираться на материальное, а не на духовное?
— Не понял, простите?
— Ну, попробовали бы организовать какую-нибудь антигосударственную группу из своих прихожан.
— Видите ли, если бы я начал применять против вас ваши методы, я бы невольно стал похожим на вас».

Прот. Сергий Кондаков: Обратите внимание, дорогие братья и сёстры, на эти слова пастыря: «Если бы я начал применять против вас ваши методы, я бы невольно стал похожим на вас». Ведь они отражают точку зрения гонимых христиан и народов. Да, именно так отвечали святые новомученики и исповедники на вызов времени. Вспомним, что святые Царственные Мученики, они никогда не опускались до безнравственности своих палачей. Точно так же поступали и другие святые новомученики и исповедники российские.

Так почему же, дорогие друзья, в наши смутные и многоопасные дни многие православные не хотят поступать так, как поступали всегда подлинно, истинно православные христиане.
Не так давно, в дни Великого поста, обратился к своей пастве архиепископ Санкт-Петербургский Софроний Русской Православный Церкви Зарубежом. Думается, эти слова наполнены настоящей духовной мудростью.

Архиепископ Софроний: «В какое тревожное время судил Господь нам жить, со всех сторон слышатся нам войны и военные слухи. Брат на брата восстает, и теперь, к большому сожалению, не только словами, но и оружием.

Давайте же братья, объединимся в эти святые дни Великого поста в молитве за братский страждущий народ Украины. Между двух зол не старайтесь выбирать меньшее, ибо оно тоже зло. А старайтесь выбрать добро, выбрать Господа в сердцах своих. Потому что Господь судил всему быть для испытания нашей веры. Кому мы больше отдадим предпочтение: строительству здешнего мира или собиранию сокровищ на небе?

Мы, христиане, всегда в состоянии войны, но войны с падшим нашим естеством. И, порой, эту войну мы переносим на ближнего и воюем уже не только с ним, но и с Творцом его.
Призываю вас всех, с чистым сердцем принести жертву десятину — этот наступивший пост. Не сварливую жертву, а жертву покаянную за наши грехи пред ним и ближним нашим. Аминь».

Прот. Сергий Кондаков, прот. Михаил Карпеев, иер. Александр Малых: Благословите, Владыка.

Архиепископ Софроний: Бог да благословит вас, отцы всечестные.

Прот. Михаил Карпеев: Владыка, у нас к вам вопрос. Сейчас мы живём в такое неспокойное время, когда священники, мiряне, архипастыри вольно-невольно должны давать ответы на обстановку политическую, которая вокруг них происходит. Мы все знаем, что Вы уже много лет управляете епархией, и в качестве администратора, и в качестве правящего архиерея. Судя по тому, как развивается жизнь в епархии, Вы делали всё очень правильно.

Нам интересно, как Вы могли бы оценить ту обстановку 90-х годов, начала 2000-х в Вашей епархии? Как священники Вашей епархии, Вы как правящий архиерей, эти сложные моменты обходили, и, если даже была необходимость, уврачёвывали? Расскажите нам, пожалуйста, Владыка.

Архиепископ Софроний: В те тяжелые времена для нашего государства, для нашего народа, к сожалению, у нас не было правильного и прямого управления нашей епархии Санкт-Петербургской. И когда я принял епархию, то все священники были разрозненные. Каждый был предоставлен сам себе, все начали думать, что они самодостаточные священники, что у них есть прихожане: они совершали службу, и для них этого было достаточно.

Я, конечно, приложил большое усилие с помощью Божьей, чтобы просто рассказать, чтобы поговорить - я и по сей день этому следую в своей архипастырской жизни — провести беседу с глазу на глаз с каждым человеком. Я не признаю никаких писем, никаких телефонных разговоров, как руководство. Как какое-то пособие — то да; как руководство – то я с человеком встречаюсь, ищу время чтоб лично встретиться и всё объяснить.

Поэтому мы собрания проводим во время говения духовенство, и неофициально встречаемся. Я всегда когда бываю в Петербурге, страюсь собрать священников, духовенство, поговорить, побеседовать, узнать, какие у них проблемы, и чем-то помочь, словом, советом.
Главное – переходить все эти события тревожные со Христом и с Крестом в руках. Такой для меня лозунг. Как монах идёт по жизни - ему дали крест и говорится, что это тебе щит и меч в твоей жизни - надо его использовать.

Не надо как-то лавировать между Церковью и современным мiром, что Бог только в церкви и Богу служим во время молитвы; а когда борщ варим или когда идём на работу, что Господь как будто нами не управляет, что это я управляю своим мiром. Нужно всегда видеть в своей жизни путь ко Христу и крест, который вы несёте.

Прот. Михаил Карпеев: Владыка, как Вам видится сегодня обстановка в интернет-сообществе? Дело в том, что за последние годы жизнь так стремительно изменилась; многие люди стали заменять общение личное на интернет-общение. Конечно, оно имеет в себе и некоторые положительные стороны, но в то же время и отрицательные. Потому что, бывает, в глаза человеку нельзя сказать что-то плохое. А, скажем, сидя за клавиатурой человек как-бы распоясывается и может позволить себе сказать какие-то неприятные или даже глупые вещи в отношении своего оппонента.

И многие православные интернет-пользователи, и в священном стане, и мiряне активно на форумах сейчас обсуждают острые, как церковные, так и политические проблемы, и зачастую беседа выходит за рамки обыкновенного приличия. Как быть в этой ситуации?

Архиепископ Софроний: Мне кажется, что нас приучили наши священники и наши духовные отцы к двуличию: что если я нажимаю на клавиатуру и пишу оскорбительные слова, то якобы ангел-хранитель мой рядом не стоит, и якобы Господь этого не видит, и я могу себе это позволить; дали мне такое право, что я могу оскорбительно написать, а словами я вот не могу, потому что это оскорбит образ Божий. Вот это двуличие в нас – вот он камень преткновения всего.

Мы, когда пишем письма, когда пишем книги, когда заочно говорим, мы так же должны быть готовы всегда это сказать и в глаза, в лицо. Вот за это двуличие мы и будем осуждены на Страшном Суде перед Господом. Потому что не столько страшен Господу сам грех, что я украл кусок хлеба; Господу не хлеба жалко, а ему моё двуличие жалко. Что с одной стороны, я говорю, что не надо воровать, а с другой стороны я украл, согрешил, что я принял другую личину. Поэтому мне кажется, что вся беда в нашем двуличии.

Прот. Михаил Карпеев: Некоторые полагают, что таким образом, при помощи такого обсуждения можно добиться церковной соборности. Но, честно говоря, что-то внутри подсказывает, что такая брань на пространствах интернета ничего общего с соборностью не имеет.

Прот. Сергий Кондаков: Тем более ужасно, когда это говорят от лица истинного Православия. «Мы – истинные православные, поэтому мы – хамы».

Архиепископ Софроний: Да-да. Я придерживаюсь и советую всегда всем: есть такое выражение: прежде, чем бросить комок грязи в кого-то… - мы не знаем, может он не долетит до кого-то - но руки у тебя уже грязные.

Поэтому, прежде чем писать что-то подобное кому-то, подумай, что ты уже таким же грязным стал. Поэтому не бросай никогда комка грязи. Лучше брось в этого человека цветок, брось любовь свою, и ты свои руки обелишь и приобщишься к этой любви и к этой небесной красоте, чем грязь бросать в человека и сразу оскорблять.

Вот это очень поражает и удручает лично, потому что для меня это показатель, как лакмусовая бумажка, показатель нашей общей любви, нашей любви к Богу. Мы все такие хорошие, служим, молимся, просим у Господа, а выходим со службы и бросаемся грязью.

Вот это лицемерие – оно не свидетельствует об истинном Православии, оно свидетельствует, что мы на этом пути погибаем. Что мы, будучи окружёнными источниками воды, погибаем от безводия. Никто не даёт кружки воды, мы не можем напиться, мы лишаем себя этого. Вот в чём беда.

А виртуальное общение, виртуальное сообщество, мне кажется, как раз и задумано, чтобы в человеке укоренять те или иные страсти и грехи. И за время этого спора и за время всех этих передряг, заметьте, что ни один церковный вопрос не решился и не решается. Он всегда решается на Соборах, на Синодах, на епархиальных собраниях, на епархиальных судах. Там решаются вопросы.

Прот. Михаил Карпеев: Сейчас обстановка политическая в мiре опять накалилась. Очень часто прихожане и мiряне требуют от нас, от священников сиюминутного ответа на политическую обстановку, которая происходит. Как нам быть, священникам, пастырям? Следует ли поддаваться сиюминутному увлечению? Как тут быть?

Архиепископ Софроний: Я бы советовал на сиюминутные вопросы давать взвешенные ответы, и ответы раздуманные. То есть, я в своей практике, когда спрашивают, я не стесняюсь говорить: «Простите, давайте я вам завтра отвечу. Подумаю, помолюсь, как разумно на это посмотреть. Может, завтра что-то решится или мне что-то Господь положит на сердце как поступить».

Сиюминутно, если я что-то скажу, какую-то глупость, не связанную с Евангелием и с церковной жизнью, то могу сказать, что да, надо было этого человека наказать или его помиловать. А чтобы дать взвешенный ответ, надо, конечно, уйти в себя, т. е. посмотреть в своё сердце, в свою совестью, почитать Евангелие, побеседовать с Господом, к Нему обратиться, чтобы Он дал тебе ответы на такие вопросы.
Как я в послании своем великопостном писал, Церковь не должна выбирать, конечно, среди зла никакую сторону, и не должны мы выбирать зло: хоть оно меньшее, но все равно зло.

Когда к Господу пришли и спросили, что нам делать с податью кесаревой, платить ему деньги, которые мы кровно заработали, отдавать ему как начальнику? Он же не указал какого-то другого пути, Он указал тот единственный путь, по которому Церковь должна идти. Он сказал, что надо быть с Богом, с Небесным Отцом пребывать: «Кесарево Кесарю давайте, а Божье - Богу, будьте с Богом. Не переходите вместе с тем, что вы даете Кесарю, на кесареву сторону». Господь же не призвал поменять правителя, не призвал же свергнуть Кесаря и чтобы пришла какая-то другая власть, и что при этой власти Он будет лучше проповедовать волю Небесного Отца! Нет же! Он призвал к перемене сердец людских. Вот, мне кажется, наш главный критерий, по которому мы должны сейчас жить: перемена наших сердец. Не перемена властей, а перемена сердец.

Прот. Сергий Кондаков: Владыка, ещё  вопрос. Вы сами являетесь сыном Украины, и в то же время русским архипастырем. Русские люди – они едины: и великороссы, и малороссы, и белорусы. И вообще все те люди, которые любят православную Россию, могут по праву называться русскими людьми. Но сегодня беда, трагедия – силы мiрового зла уже совершили страшное дело, и многие в растерянности: что делать, как нам быть в это смутное время?

Архиепископ Софроний: Эта междоусобица, которая сейчас развязана между Украиной и Россией, на мой взгляд, не однобокая. Здесь вина на нас всех лежит, что мы все это допустили. А допустили банальной оплошностью: мы сами отступили от Христа, потеряли тот путь, которым надо идти ко Христу, а не, как я уже сказал, к перемене каких-то властей. На мой взгляд, поменять одну власть на другую – ничто не поменяет для человека, для вечности, для его спасения, если сам человек не изменится, не поменяется.

Я призываю свою паству не только к миру, а чтобы мир был в ваших сердцах, чтобы в своих мыслях имели мир. Чтобы не имели никакого зла, неприязни к людям других национальностей или других взглядов политических. Потому что, на мой взгляд, злиться – то же самое, что взять в рот яд и думать, что кто-то умрет от яда, который у тебя во рту. Ты же умрешь от этого яда, потому что зло, которое в твоём сердце, никому не передастся первому, кроме как тебе, тебе только вред.

Я себя чувствовал и считаю себя сыном Украины, но как единого русского, великоросского народа. Я никогда не считал, что хохол – это оскорбительно или унизительно. Для меня это не унизительное слово. Для меня унизительным будет название «неверующий».

А как вы хотите меня называйте – это человеческие привязки. Мне главное не отпасть от Христа, от Бога. И все народы должны к этому стремиться и этому следовать.

Я, когда жил ещё в советское время, не знал, что теперь это будет как легенда какая-то. Мы жили в своей семье, не признавая Советский Союз в своём доме, мы не слушали гимн Советского Союза, мы выключали радио, у нас шла эта молитва в это время, у нас шло псалмопение в это время. Вот так мы своей семьёй противостояли этому советскому монстру.

Но, в то же время, не выходили на перекрестки, не писали лозунги, не призывали свергнуть эту советскую власть как безбожную. Мы молились Господу, но сама власть никак не мешала стать православным, стать христианином, воспитать в себе чувства любви к Богу, к ближнему. Власть никак мне в этом не мешала. Она хотела, препятствовала, стояла на пути, не пускала меня в церковь, но такими или другими путями мы приобщались к Церкви, к Богу.

Поэтому, и нам, всем народам, православным славянам, не должны быть границы препятствием. Все эти границы - условные, потому что не Бог создал эти границы. Когда проезжаю эти границы, показываю какие-то документы, это не потому, что я признаю те или иные границы, а потому, что я плачу кесарю кесарево, а остаюсь с Богом.

Прот. Сергий Кондаков, прот. Михаил Карпеев, иер. Александр Малых: Благословите, Владыка.

Архиепископ Софроний: Храни Господь, спаси Господи за внимание. Бог в помощь вам в пастырской вашей деятельности. Да поможет Господь всем нам. Аминь.

Иер. Александр Малых: Что ж, дорогие братья и сёстры, как отмечалось в обращении владыки Софрония: «Враг рода человеческого постоянно силится внести раздоры и смятение в нашу жизнь». Это действительно так, потому что наша жизнь, наше сердце является ареной борьбы дьявола с Богом, и куда отклонится наше произволение – в сторону озлобления, в сторону страстей различных - житейских, междоусобных, политических; Или наоборот, чтобы наступать на свою гордыню всецело – это всецело зависит от нас самих.

И настоящий Великий пост, который мы переживаем, является тем поприщем, которое по преимуществу предназначено для того, чтобы высветлить в себе всё, созданное по образу нового Адама Господа нашего Иисуса Христа, и умертвить в себе ветхого человека со страстями и похотями его.
Вот как говорилось в великопостном послании нашего Первоиерарха митрополита Агафангела: «Мы не должны дать увлечь себя происходящим в мире процессам. Потому что главным для Церкви всегда было единство во Христе, основанное на любви». И к этому мы должны прежде всего стремиться, ибо где оскудевает любовь, там оскудевает и единство; и где мы слышим упреки взаимные, оскорбления, там единство рушится.

И дай Бог, чтобы мы, выражаясь словами преподобного Сергия, взирая на Святую Троицу, переживая приближающийся к нам, уже непосредственно приблизившийся, праздник светлого Христова Воскресения, смогли с помощью Божией найти в себе силы, которые бы преодолели рознь мира сего, и мы, всё-таки почувствовали себя братьями, осознав свои ошибки, осознав свои недостатки, и пожертвовали ими ради вот этого единства во Христе, основанного на любви, в Господе нашем Иисусе Христе.

Вернуться к списку записей

Комментарии

нет комментариев.

Оставьте комментарий

Радио

Комментарии

р. Б. Евгений
Вот, господа, Правмир опубликовал список храмов Москвы, где не один год пребывают...
Одессит
Митрополит Агафангел любил хвастаться Хербстом. Свидетелей хватает. Думаю и сейчас за рюмкой...
Позвольте !
Джон Хербст - американский "генерал Карпов" ? Что за бред ! Транслируете...
Алексий Родионов
Вы пишите: "Потому что заниматься прозелитизмом, т. е. стараться привести путем убеждения...
Алексий Родионов
Те, чьи рты были заткнуты, рано или поздно заговорят. Я в этом...
Алексий Родионов
Хочу процитировать один момент: "С первой сессии Собора [1917 года] возникла острая...
Прот. Александр Малых.
Я не приписываю. Сам патриарх Кирилл так считает и те, кто говорит,...
Алексий Родионов
Я вовсе не говорил о католичестве, как об одной из Православных Церквей....
Алексий Родионов
Моя защита Патриарха Кирилла по видимому действительно неубедительна. Но я и не...
Прот. Александр Малых.
Алексию. Вы пишете: «Смысл этого в том, что тем, кто хочет заниматься...

Календарь

Другие записи

RSS-лента

Архив




Служебникъ
Западно-Европейский вестник
Наши баннеры